понедельник, 21 апреля 2008 г.

Последнее слово Бога всегда будет искупительным

Откровение перед Богом

Я также считаю, что весьма полезно поразмыслить о происходящем вокруг и о формировании нашей богословской позиции. Меня лично более всего потрясла проблема зла. Ряд событий в моей жизни побудили меня задуматься о том, как и когда Бог отвечает на молитвы, особенно почему Он не отвечал на мои страстные молитвы. Казалось, что мои воззвания к Господу отражались от небес и рикошетом били мне в лицо. Я работал в похоронном бюро и ежедневно сталкивался с человеческим горем и страданиями. Стоит ли Бог за всеми несчастиями, знает ли Он, сколько людей умирает в одиночестве, при ужасных обстоятельствах?

Знает ли Бог о всем происходящем? Управляет ли Он миром?

Как я находил ответы? На ум приходят два главных.

Во-первых, Библия. Я, как и вы, признаю абсолютный авторитет Писаний в моей жизни и в моих помыслах. Но это не является гарантией того, что я всегда буду читать и толковать Писания правильно. Тем не менее, Писания и их внутренний авторитет являются неотделимой отправной точкой богословского размышления.

Во-вторых, история церковного толкования и сама традиция толкования глубоко влияет на выбор мною подходящего варианта объяснения, когда я читаю Библию.

Теперь мы приходим к важному вопросу: «Учила ли когда-нибудь хоть одна из христианских деноминаций, что знание Бога о будущем ограниченно или что Бог на время отлучился со Своего поста, а затем удивился, увидев происшедшее?».

Стэн Грэнц в своей недавней публикации «Обновляя центр» пишет: «Что наиболее тревожно в предложениях Сандерса, так это то, что они требуют отрицания очень широкого пласта христианских богословских традиций. Он намекает, что в столь фундаментальном вопросе, как наше представление о Боге, почти все, начиная с пятого века и по настоящее время, весьма уклонились от правильного понимания библейских текстов».

Хотя традиция трактовки Писаний церковью не безошибочна, потребуется невероятно убедительная экзегеза для принятия двух утверждений богословия открытости, а именно, вопервых, что знание Бога о будущем ограниченно, и, во-вторых, что Божие знание возрастает во времени.

В заключение скажу, что Джеймс Пакер учил меня, что, хотя библейское откровение абсолютно непогрешимо, в настоящий момент оно содержит определенные неразрешимые вопросы, в основном из-за того, что Бог избрал удержать некоторые детали при Себе, по крайней мере на данный момент времени. А потому, хотя Бог всегда говорит верно, Он мог, по благоволению Своему, хранить молчание, или не сообщать всего. Моисей учил Израиль: «Сокрытое принадлежит Господу» (Втор. 29:29). Пакер предостерег меня, чтобы я не удалял из Писаний тайны в своем не по уму стремлении к логической последовательности. Поэтому я научился жить в неполноте и недостаточности знания, в парадоксальности и глубокой таинственности моих отношений с Богом, когда я размышляю о богословии.

В то же время Библия по определенным вопросам говорит совершенно понятно. Например, хотя зло, по сути своей, остается непонятным для меня, во Христе Иисусе Бог ясно высказался против зла и греха.

Хотя я могу не понимать, почему Бог допускает некоторые события или кажется хранящим молчание в ответ на мои молитвы, я могу твердо знать, что Бог бесконечно любит меня и Свой мир. Да как же? Бог явил Свою любовь и доброту через воплощение, служение, распятие и воскресение Иисуса Христа. Хотя Бог допускает злу существовать и использует его в Ему известных целях, Он прямо высказался и выступил против того самого зла, что видно в самых первых главах библейского повествования (см. Быт. 3). Во Христе мы имеем вполне определенное Божие указание против греха, зла и страданий. Последнее слово Бога всегда будет искупительным.

Я считаю, что Божье знание всеобъемлюще. Псалмопевец сказал: «разум Его неизмерим» (Пс. 146:5).

О Божиим познании так сказано у Исаии: «Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю» (Ис. 46:10).

Пару слов об отношении Бога ко времени, особенно в свете утверждения богословия открытости о том, что есть такие аспекты будущего, о которых Бог еще не знает. Я утверждаю, что это неверно потому, что отношение Бога ко времени исключает возможность того, что Бог не знает всех деталей будущего.

Будущие события не являются будущими для Бога, «а просто настоящими ». Вот в этом, по-моему, главное различие, которое несомненно отделяет классическую модель от той, какой придерживаются приверженцы «богословия открытости».

Комментариев нет: